Печетов Семен Кириллович

"Жизнь на передовой"

О чем задумался, старый солдат? Вспомнил свою молодость, былое? Тебе есть, о чем рассказать детям и внукам. Позади целая жизнь. Были в ней, и суровая война, и нелегкая служба в рядах якутской милиции. Пришлось тебе, как и многим землякам-якутянам, с лихвой понюхать пороха в сражениях с японскими самураями, пройти с боями под шквалом вражеского огня многие сотни километров по чужой земле…. и города брать, и боевых друзей хоронить…  

Семен Кириллович Печетов, участник боев против японской Квантунской армии, проходивших в августе-сентябре 1945 года на территории Китая, ветеран органов внутренних дел Якутии, подполковник милиции в отставке, поведал нам о нескольких эпизодах той кровавой битвы, унесшей многие тысячи жизней воинов советской Армии уже за порогом Великой Победы над фашистской Германией.  

- После окончания Крест-Хальджайской средней школы я работал на лесозаготовках – нужно было помогать отцу кормить детей, - вспоминает Семен Кириллович, - Было мне тогда семнадцать лет. Радио в поселке не было, и вскоре до нас дошел слух, что началась война. 

Многие мои земляки ринулись из поселка пешком, за сто километров в Ытык-Кюель, а оттуда – на фронт. Через год призвали в армию и меня, но в действующую часть сразу попасть не удалось. В горвоенкомате Якутска сказали, что слишком мал ростом. В 43-м я оказался в числе других призывников в речном порту Осетрово, где мы должны были попасть в распоряжение Иркутского военного комиссариата. И только в 44-м был, наконец-то, направлен в действующую армию, в 210-ю стрелковую дивизию Забайкальского военного округа, дислоцировавшуюся возле станции Даурия. Здесь я встретил много земляков-якутян, вместе с которыми прошел курс обучения военному делу, овладел навыками стрельбы из автомата и снайперской винтовки. Хотелось скорее попасть на фронт и принять участие в боях с фашистами. Но наша часть еще целый год оставалась на месте.  

Ранним утром 9 августа 45-го нас подняли по тревоге, построили в колонны и пешим маршем повели в сторону границы с Китаем. Почему на юг – никто не знал, даже наши командиры. Целый месяц дивизия продвигалась к югу, то и дело меняя направление. Подошвы кирзовых сапог успели стереться до основания. Наконец, подошли к реке Аргунь, переправились через нее на территорию Китая. Никто из нас тогда не мог подумать, что здесь, на Востоке, уже вскоре начнется война не менее жаркая, чем та, на которую все мы так стремились. 

Только здесь нам стало ясно, что предстоит схватка с японцами. Первый бой не заставил себя долго ждать. Через два дня мы уже атаковали вражеский аэродром близ китайского города Хайлар. Здесь японцы встретили нас мощным пулеметным огнем – аэродром обороняли несколько дотов. Японские пулеметчики били непрерывно, заставив дивизию залечь. И вот среди свиста пуль снова раздался голос нашего командира, - За мной! Ура! Все мы, как один вскочили и вновь ринулись в атаку. Многие наши ребята полегли в том первом бою. 

Семен Кириллович, рассказывая о своем боевом крещении, вспомнил, как командир поручил ему и бойцу Савельеву доставить пакет с сообщением. Неподалеку от линии дотов, преградивших путь бойцам дивизии, стояли наши «тридцатьчетверки», радиосвязь с которыми была нарушена. Савельев был бывалый солдат, воевал с немцами на Западном фронте, был несколько раз ранен, хорошо владел стрелковым оружием. Вместе с таким напарником Семен Печетов был готов пойти в любое пекло. 

- Мы с Савельевым выскочили из окопа и короткими перебежками устремились к нашим танкам. Их огонь должен был уничтожить японские доты и открыть путь дивизии к аэродрому. Нам даже негде было укрыться. Кругом лишь маленькие редкие кустарники, все как на ладони, а пули рвут вокруг нас песчаную землю. Не добежал мой товарищ Савельев до нашей цели, сразила его пулеметная очередь. Пакет был у меня, и я, уже в одиночку, просто чудом оставшийся в живых, все же выбрался из этой смертельной мясорубки и добрался до ближайшего танка. Помню, тогда под пулями мне встретился земляк – Николай Атласов. Раненый, он пробирался к нашим окопам. После войны ныне покойный Н.Атласов долгие годы работал корреспондентом газеты «Кыым». 

Пакет, который удалось передать танкистам, решил исход боя. Танки несколькими меткими залпами разбили злополучные японские доты, позволив нашим бойцам подняться в атаку и захватить аэродром. 

Это было мое первое боевое крещение. А дальше был Хинган, были новые жестокие бои. Японцы яростно сопротивлялись, много наших бойцов погибло при штурмах укрепленных районов хинганского перевала. Одни населенные пункты японцы отдавали без боя, оставляя в спешке посуду с горячим обедом, а за иные дрались до последнего. Когда наша часть на поезде проезжала через Харбин, на станции было много народа. Китайцы радовались нам, приветствовали цветами и флажками. Наш путь лежал в город Чан-Чун, где располагался штаб Квантунской армии. Огня с обеих сторон не велось, и наш взвод вошел в окруженный силами дивизии городок без единого выстрела. Перед нами была поставлена задача: предложить японским офицерам сдаться без сопротивления, не допустив бессмысленного кровопролития. Голос разума одержал верх, и штаб вместе со свитой японских солдат капитулировал. А до конца войны было еще далеко... 

Давно уже отгремели далеко на Западе последние залпы Великой Отечественной, а здесь, на китайской земле, все еще продолжали рваться снаряды, падали сраженные в бою наши бойцы. Они отдавали жизнь за то, чтобы окончательно разбить вражеское логово и поставить точку в самой ужасной и тяжелой войне, которую пришлось пережить человечеству. 

Слушая неспешный рассказ ветерана, я невольно представил себе события тех далеких дней, жестокие сражения с самураями и советских солдат, проходящих по улицам китайских городов и сел под шум ликования освобожденного народа. 

Долго еще пришлось шагать Семену Печетову по пыльным дорогам так называемой маневренной войны. Многих друзей-товарищей не досчитался солдат. Когда отгремели последние бои, 210-я стрелковая расквартировалась в городе Мукдене для организации вывоза по железной дороге важного военного оборудования. Здесь на станции, - продолжает рассказ Семен Кириллович, - рядом с нашими солдатами работали японские военнопленные. Еще вчера бойцы двух противостоящих армий могли убить друг друга, а теперь они бок о бок мирно трудились, курили, пытались объясняться жестами.  

- Очень они работящие и чистоплотные, - продолжал Семен Кириллович, - Если мы целой бригадой в сорок человек за день управлялись с погрузкой одного вагона, то японцы, то же самое проделывали... вчетвером. И дисциплина у них была железная, даже в плену.  

Уже мчались по стальным магистралям во все уголки нашей Родины эшелоны, переполненные демобилизованными из армии фронтовиками, а Семен Кириллович вместе со своими однопризывниками все еще продолжал служить, после возвращения 210-й дивизии в Читинскую область. В 1947 году, после демобилизации, вернулся фронтовик в родной Таттинский район, работал в колхозе приемщиком крупного рогатого скота. Потом был назначен бригадиром и…. казалось бы, определился его жизненный путь. Но все же иная судьба ждала солдата. И не догадывался он тогда, что вновь, но уже в мирное время, наденет он на свои плечи погоны, и не расстанется с ними всю свою жизнь.  

А все началось со случайной встречи Семена Печетова с секретарем Таттинского райкома комсомола Иваном Сафроновичем Ивановым. Комсомольский вожак был наслышан о молодом работнике, да и сам неплохо разбирался в людях. После короткой беседы секретарь неожиданно предложил поступить на службу в милицию. 

В трудное время началась работа Печетова в органах внутренних дел. Вспомнил Семен Кириллович 1953-й, когда он, лейтенант милиции, приехал со своей молодой женой Христиной в Хандыгу, где ему предстояло работать участковым инспектором. В тот мрачный год по приказу Лаврентия Берия на волю были выпущены сотни тысяч заключенных, среди которых было множество отъявленных преступников – рецидивистов. Многие из них осели в Якутии, чинили в районах республики грабежи, насилие, убийства. В отдаленных селах противостоять вооруженным бандитам фактически было некому. О кражах, хулиганстве никто в ту пору не заявлял, а если совершалось преступление, то непременно тяжкое. Участковому всегда приходилось держать свой ТТ наготове. Не раз лейтенант Печетов вступал в опасную схватку и задерживал матерых преступников. Не задела его за все года службы, как и в боях с японцами, ни одна бандитская пуля, и нож не достал. Словно заговоренным был лейтенант от всех бед.  

Однажды, когда Печетов дежурил по районному отделу милиции, поступило сообщение, что в один из домов поселка зашли двое чужих подозрительных мужчин. Приготовив свой пистолет, лейтенант с милиционерами вошел в указанную квартиру и потребовал от незнакомцев предъявить документы. Те ответили, что приехали из Верхоянского района, а документы утеряли в дороге. Пришлось их задержать и запереть в отделе до выяснения личностей. Однако на утро чужаков все же пришлось выпустить: не было оснований держать их под арестом. На следующий день из Верхоянска сообщили, что двое мужчин, фамилия одного из которых Мускуди, совершили крупную кражу. Семен Кириллович хорошо запомнил их внешность, особенно здоровяка, который, судя по полностью совпадавшим приметам, и был тем самым Мускуди… Поиски подозреваемых вели всю ночь. Версия, что Мускуди и его сообщник скрываются в лесу, в 14-ти километрах от поселка, не подтвердилась. Вконец измотанные и замерзшие милиционеры негодовали о напрасно потерянном времени, сокрушались по пришедшей в негодность новой форме. И всё же лейтенанту Печетову и его сослуживцам удалось задержать матерого преступника. Когда Мускуди пришел в условленное место, чтобы получить хлеб от одного из сельчан, милиционеры окружили великана-кавказца и принудили его сдаться. Правда, наручники оказались малы для массивных рук рецидивиста… 

Способного и надежного сотрудника, грамотного организатора в феврале 1968 года направили в аппарат МВД республики, где С. Печетов продолжил службу в должности старшего инспектора паспортного отдела, а в 1975 году – возглавил паспортную службу милиции города Якутска. 

Более тридцати лет своей жизни отдал Семен Кириллович службе в органах внутренних дел республики, прошел путь от участкового инспектора до начальника паспортно-визовой службы МВД Якутской АССР. Заслуги ветерана перед своим народом по достоинству отмечены орденом «Знак Почета» и многими медалями. Не смотря на свой 80-летний возраст, ветеран по-прежнему бодр и жизнерадостен, окружен любящими женой, детьми, внуками и правнуками. Не привык Семен Печетов сидеть без дела. Летом занимается дачным хозяйством - мастерит, работает в огороде.  

Жизнь прожита не зря, - говорит с улыбкой Семен Кириллович, - я доволен своей судьбой. И если бы была возможность начать все сначала, я бы прожил ее так же! 

Николай СИЗЫХ 

подполковник милиции

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России